+7 (812) 244-49-67

Новости

Судебной защите подлежит сальдированное обязательство

27.04.2017

Одним из самых главных достижений Постановления № 17 является закрепление так называемой сальдо-теории. Эта теория говорит о том, что после сопоставления судом взаимных обязательств сторон высчитывается одно, сальдированное обязательство. Именно оно и подлежит судебной защите. Например, лизингодатель предъявляет иск о взыскании просроченных лизинговых платежей и отобрании предмета лизинга. Если лизингополучатель предъявляет встречный иск, полагая, что при удовлетворении всех требований лизингодателя сальдо взаимных обязательств будет складываться в пользу лизингодателя, то все относительно просто. Особенно если нет споров по поводу того, какова стоимость возвращаемого предмета лизинга. Однако если встречный иск не предъявлен, возникает вопрос вправе ли суд удовлетворять оба требования истца? Как если бы при кредитовании под залог займодавец предъявлял иск о взыскании оставшейся суммы долга, например, 200, и отобрании предмета залога, а суд видел бы, что этот предмет стоит 1000. По-видимому, не вправе. Но что делать суду в этом случае? Без встречного иска он не может взыскать никакие суммы с истца. Возможно, в рассмотренном примере наименьшее зло состоит в том, чтобы удовлетворять только требование об отобрании предмета лизинга и отказывать в иске о взыскании задолженности по лизинговым платежам.

Примерно в таком ключе высказался Президиум ВАС РФ в постановлении от 13.11.2012 № 8141/12 . В этом деле оба требования лизингодателя были разнесены во времени. Сначала лизингодатель предъявил требование о взыскании просроченных периодических платежей (в деле о банкротстве лизингополучателя), выиграл это дело, а затем предъявил требование об отобрании предмета лизинга (исключении его из конкурсной массы). Президиум сказал, что теоретически последнее требование могло быть удовлетворено, но в этом случае первоначальная сумма долга, включенная в реестр требований кредиторов, подлежала корректировке. Налицо первый опыт сальдо-теории в практике Президиума ВАС РФ, за полтора года до принятия Постановления № 17.

Конечно, если бы в аналогичной ситуации мы не столкнулись с банкротством лизингополучателя, в ходе которого суд может самостоятельно исправить реестр требований кредиторов, то могла образоваться непростая процессуальная проблема. В приведенном выше примере, когда задолженность равна 200, а вещь (предмет лизинга) стоит 1000, мы нашли решение в том, чтобы отказать в иске о взыскании 200. Но как быть, если сначала будет предъявлено только одно требование на 200. Ведь суд не может отказать в его удовлетворении? Но если так, то как должен поступить суд, рассматривающий дело об отобрании вещи? Если суд удовлетворит и второе требование, то истец добьется того, чего не смог бы добиться, если бы заявил оба требования одновременно. Это не очень хороший результат, способствующий легкому обходу правил закона. В такой ситуации, думается, имеет смысл отказывать лизингодателю во втором иске. Понимая такую возможность, лизингодатели должны заявлять оба требования одновременно.

Тем не менее в остальных более простых случаях, например, когда не требуется производить никакого взыскания с истца по основному иску, теория сальдо позволяет отказать в иске, учитывая возражения ответчика. Предположим, что лизингодатель, получивший предмет лизинга, просит взыскать еще и просроченные лизинговые платежи, а суд видит, что с учетом стоимости предмета лизинга этот лизингодатель еще должен уплатить некую сумму лизингополучателю, тогда в иске должно быть отказано без каких-либо встречных исков со стороны лизингополучателя. Подобным образом поступил Президиум ВАС РФ в постановлении от 06.12.2011 № 9860/11 . В данном деле лизингополучатель, возвративший предмет лизинга, потребовал от лизингодателя возвращения ему части денежных средств (части выкупной цены). Президиум, установив, что полученные от лизингополучателя платежи (авансовый и периодические) не покрывают убытков лизингодателя (то есть нарушен принцип окупаемости), в иске отказал (никаких встречных исков предъявлено не было).

В конструкции сальдо не идет речь и о зачете встречных требований, как могло бы показаться. В результате сальдирования получается, что нет двух требований, которых гипотетически можно было бы зачитывать. Есть одно требование в ту или другую сторону. Это весьма важно также с точки зрения минимизации рисков банкротства любой из сторон договора лизинга. Если бы речь шла о зачете, возможность которого существенно ограничена российской судебной практикой, имело бы место существенное ограничение интересов участников оборота.

Читайте далее:

Финансирование является квалифицирующим признаком лизинга

Режим лизинга приравнивается к режиму кредита в случае банкротства лизингодателя

Особенности расчетов при расторжении договора лизинга

Лизингодатель может просить обратить взыскание на собственное имущество

Источник — СистемаЮрист

Архив новостей

С вами свяжется наш консультант

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

×
Яндекс.Метрика